ком

zhizd


Для неслужебного пользования


Previous Entry Share Next Entry
О бдительности
Вежливый котег
zhizd
Занятная и поучительная история про курсанта военного училища Осипова, у которого преподаватель обнаружил тетрадный листок со схемой казармы и планом ее захвата.

Ситуация с рисунком привлекла внимание ФСБ, представители которой побеседовали с курсантом и поинтересовались его мнением: что бы Вадим Осипов сделал на месте террористов? Прочитанные книги, полученные в вузе знания и, видимо, богатая фантазия позволили военнослужащему выдвинуть возможные варианты событий (сотрудникам ФСБ курсант рассказал шутку о минировании в академии).

Итогом бесед стало задержание и последующий арест Вадима Осипова военным судом Санкт-Петербургского гарнизона по подозрению в терроризме.

http://twower.livejournal.com/2100120.html

Комменты там у граждан суровые, однако)

А мне вспомнилась своя история. Когда служил срочную на Севере, по делам службы часто посещал штаб флотилии (аналог армейского корпуса). У меня туда пропуск был оформлен, все дела. Был там отдел ОУС (организация условий службы) и сидело там два суровых мужика, с хохлятскими фамилиями я даже их помню: Т...ко и К...ко. Толстый и тощий, блин, начальник отдела и его зам.



Спустя четверть века смотрел в интернетах видео тех времен из своего гарнизона, и с первого взгляда узнал этих красавцев. Аж на ностальгию пробило)

Не знаю, чем там они занимались в подробностях, но иногда могли встать на входе камбуза и проверить форму одежды например. У кого из матросов она не соответствовала уставу, тот мог вместо обеда или ужина уехать на кичу (гауптвахту). Вообще, на раздачу арестов офицеры были щедрее всех во флотилии, матросы их реально знали и боялись как огня. Условия службы они еще те могли организовать.

Я в числе прочего и к ним в кабинет документы заносил, несколько раз в неделю. Каждый раз когда заходил, не знал, выйду сам или под конвоем (были прецеденты, ботинки у матроса недостаточно начищены или еще что в этом роде), но как-то обходилось.

И вот конец службы, практически последние дни, я иду в штаб, а после него собирался зайти в поселок уже билеты домой покупать. В последний раз иду в общем. В последний, Карл! Потому что собирался в поселок, с собой была классическая черная сумка на плече, самая обычная, никакие патрули до нее не докапывались. И вот с этой сумкой я зашел в кабинет к ОУСовцам.

Ой блять что было... Тощий зам подскочил как ужаленный, вызвал дежурного по штабу - как он мог пропустить на стратегический объект матроса с сумкой, а вдруг он пронес в ней взрывчатку и тут всех взорвет, бла-бла-бла! Я стоял ни жив, ни мертв, втянув вовнутрь все отростки - дембель же в опасности, сейчас вместо билетов будет мне камера на гауптвахте. Дежурный седой мичман из старых подводников получая нагоняй кидал на меня выразительные взгляды, похоже проклинал меня и мою сумку до седьмого колена.

Честно говоря даже не помню, как я оттуда выбрался подобру-поздорову, уже и не чаял. Начальник отдела вроде выпустил, он хоть был главнее, злее и говнистее, но я ему как-то вроде примелькался и последнее слово за ним оставалось. Потом весь день потряхивало и не отпускало - не так страшно на кичу угодить (я там уже бывал, видел), как обидно в последние дни и вместо дома там оказаться. Это ж надо было, полтора года ходить без проблем и в последний раз так круто нарваться...

Что-то мне кажется, что и с курсантом нечто подобное случилось. Курсант наверное рисовал х..ню на лекции и был застукан чрезмерно бдительным говнистым преподом, который развел всю бодягу. А потом, вместо того, чтобы замолкнуть, встать по стойке смирно и выпучив глаза изображать солдафона, курсант еще и перед ФСБшниками потом выступил, шутку о минировании академии им рассказал. О минировании, блеать! ФСБшникам, Карл! У этих товарищей чувство юмора не то чтобы ампутировано, но очень специфическое, так что не удивительно, что теперь курсант из камеры слезно-объяснительные письма Шойгу пишет.

Хех, армия как она есть)

  • 1
Ну, у нас все-таки была не армия, а при всей муштре, студенческие сборы, и на губу сажали за самоволку, пьянку или что-то еще особо выдающееся. Биолог, который был назначен в караул на гауптвахту Кантемировской дивизии, читал на посту Брэма, а в это время у него из-под носа подследственный драпанул. Пять суток получил от командира полка.
Но попался бы кто-нибудь из нас дяде на первом плане фото, то с кухни из котла точно бы не вылезали, а за дискуссии, как наш ротный, мог бы тоже на губу отправить.

Кстати, именно после нас командир Кантемировской дивизии решил, что студентов с него хватит, дошел до самых высоких инстанций, и сборы стали проводить в Ковровской учебке, 1 км к югу от плф. Федулово, 220 км от Москвы. Следующий курс нещадно нас за это материл. А там офицеры были на соотв. должностях в учебке, не как наш ротный, которого от обязанностей по основной службе - он был командиром роты в мотострелковом полку дивизии - никто не освободил. А эти могли уделять нашим все свое служебное время, а поскольку они были ничуть не менее свирепыми, чем наш ротный, то наши взвыли и стали материть наш курс еще сильнее. Шелковыми их там сделали за время на порядок меньшее.)
Самое интересное, что Максим Юрьевич - m_yu_sokolov, которого я знаю в ЖЖ и он меня знает, проходил сборы там же, в Федулово, только у МГУшников с переводческой специальностью они были в два раза короче. Вот он и не знает, благодаря кому он там оказался:)

5 суток за побег подследственного???? Мы 5 суток схлопотали за то, что попались на распитии бутылки водки на троих (и еще сказали что это по минимуму, обычно 10 дают), из кабинета ОУСовцев на 5 суток за нечищенные ботинки на гауптвахту уезжали, а за такое можно было и под трибунал угодить...

Как ты легко догадаешься, начальнику военной кафедры совершенно не хотелось, чтобы его курсант угодил под трибунал - это обязательно дошло бы до начальника управления вневойсковой подготовки МО СССР, от которого он уже имел выговор за наше раздолбайство, и следующее взыскание могло быть и строже, а то и на пенсию можно было вылететь с потерей нехилой части доходов. Поэтому через много лет не так трудно сообразить, что и командиру полка и замполиту дивизии был выкачен такой коньяк, который тогда можно было купить далеко не в каждом магазине. Вот и сторговались на 5 сутках. Тем более, что последственного довольно быстро поймали десантники из Кубинки, которых прислали "партизан" усмирять. Наши, взглянув на них изнутри лагеря, тоже стали тихими и шёлковыми - сразу все походы за портвейном и ночные вылазки к бабам в дом отдыха за Нару прекратились. Мордоворот в голубом берете не станет разбираться, что перед ним будущий педагог или инженер, и читать нотации, как замполит, тоже не станет, а так двинет магазином, что вместо пятого курса запросто в травматологии окажешься. И "партизаны" тоже присмирели - они хоть и не студенты, и сделать с ними что-нибудь труднее, но против ВДВ не очень попрёшь. Больше они тоже массовых походов в Наро-Фоминск не устраивали:)
На филфаке нашего института учился аж депутат Верховного Совета РСФСР - по разнарядке выбрали на втором курсе. И, изредка вылезая в самоволку, он тыкал в нос кантемировским патрулям своей ксивой - действовало, и отпускали, в первую очередь от изумления - депутатов им ловить все же никогда не приходилось. Но вот дискутировать с ВДВшниками о своей депутатской неприкосновенности у него пропало всякое желание.)

Edited at 2017-05-25 06:03 pm (UTC)

Да, встретить депутата в патруле это круто)

Все равно не совсем понимаю, нафига курсантов, тем более пиджаков, в караул ставили. Как будто нарядов на кухню мало например. Так сильно своих не хватало, что-ли...

Это было частью учебного плана - все должно было быть, как у настоящей пехоты. Стволов из МИУ и брянских танкистов БТИ/БИТМа тоже ставили в караулы. Мы шли в караул, и слышали, как прапор из танкового полка вдалбливал коллегам и подчиненным, мол, сегодня в караул студентов ставят, так что к складу - ни ногой. Если бы биолог попал на склад техники, как мы, то, мб, либо прохлопали, либо кухней бы отделался.
Своих могло и не всегда хватать: однажды дивизия ушла на учения.
Переводчики с языковых факультетов считались привилегированной кастой - у них сборы были месяц, и их в караул не ставили. Но, чтобы мы не задирали перед ними нос, их тоже прогнали через огненную полосу, обкатку танком и газовую палатку. Но из гранатомёта им стрелять уже не дали, и мы, конечно, задрали нос.)

После стрельбы сын Востока с филфака умолил прапора, чтобы тот разрешил ему взять отстрелянные учебные выстрелы, чтобы в родном ауле показать. Поскольку они никакой опасности не представляли - там наполнитель вместо взрывчатки, порох в реактивном двигателе выгорает полностью, и валялось их на этом участке стрельбища немеренно, прапор покрутил пальцем у виска и разрешил. Обрадованный сын Востока набрал их штук десять и закопал в лесу за плацем в рюкзаке, чтобы при проверке палаток не нашли.
На каникулы он доехал до своего кишлака, торжественно вручил каждому уважаемому аксакалу по искореженному выстрелу, предусмотрительно не забыв одарить и муллу, несколько штук повесил у себя в доме на стенку, стал уважаемым человеком не по годам и на калыме потом здорово сэкономил - аксакалы и мулла сказали отцу невесты, что если взять с такого "знатного гранатомётчика" большой калым, Аллах может и прогневаться, ибо он любит воинов.)

"Капитан первого ранга из отдела устройства сидел в засаде. Капитаны первого ранга вообще испытывают сильную склонность к засаде, особенно из отдела устройства службы. Капитан первого ранга сидел рядышком с дверью КПП — нашего контрольно-пропускного пункта. Дверь открывалась, и он пополнял список нарушителей. (Ну, то есть он записывал туда тех, у кого имеются нарушения в форме одежды: в прическах, в ботинках, в носках и в отдании воинской чести).
...
Дверь КПП распахнулась в тридцатый раз, и в неё вывалился капитан третьего ранга (нет-нет-нет! он был совершенно трезв, просто поскользнулся на обледенелых ступеньках) — вывалился и приземлился на свой геморрой, и, как только он, с крылатыми выражениями, начал подниматься и ощупывать через разрез на шинели сзади свой геморрой, к нему шагнул капитан первого ранга из засады.

— Товарищ капитан третьего ранга, — сказал он, — а почему вы не отдаёте воинскую честь старшему по званию? — сказал и заглянул в глаза геморроидальному капитану..." © А. Покровский

Покровский именно в этом гарнизоне и более того, в нашей дивизии и служил) Только я в 90-х там кантовался, а он в 70-80-х годах. Так что всё у него с самой что ни на есть живой натуры написано))

Живая связь времен! )

Бдительность Воина
Уголовным Кодексом
Удвоена!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account