?

Log in

No account? Create an account
ком

zhizd


Для неслужебного пользования


Previous Entry Share Next Entry
Герои павших империй...
ком
zhizd
Сейчас поглядел в новостях на почетные похороны генерала Каппеля и популярные объяснения чем он знаменит - оказывается, разгромом Чапаева.
И вот задумался, а что же мы собственно на эстонцев обижаемся, что они памятники советским солдатам сносят. У них герои поменялись, так и у нас тоже. Раньше Чапаев был народным героем, а теперь по телевизору показывают, как прямо там же, на кладбище, подрастающему поколению клоуны в белогвардейской форме популярно объясняют ху из ху. Ну и заодно всей стране транслируют.
Я не против похорон. Я против выпендрежа. Какое тут к черту примирение, наоборот ковыряют поглубже, чтобы задеть наверняка...

Недавно попала в руки книжка - почитал, охренел.


Рубрика - военно-патриотическая фантастика, серия "Красные звезды"
Жанр вроде как "альтернативная фантастика".
А в книге... пропаганда обыкновенного фашизма. Причем все выкрученно, чтобы вроде как показать "правду обеих сторон", но на самом деле получается как: - красные поезд с детьми взорвали, разневанные фОшисты за это захватили госпиталь и раненных под танки укатали; фашисты Гернику разбомбили (речь в первых главах идет о войне в Испании), но за зверства коммунистов; известного поэта-коммуниста забили до смерти, но за то, что он детей и женщин, сцуко расстреливал. Причем берутся преступления фашистов реальные, а оправдания им дописываются авторами уже "альтернативные". И выходит так, что честные и благородные фашисты мстили кровожадным комиссарам.
Вся книга один сплошной бред про преступления жидов, нежную дружбу с немецкими нацистами и т.д. и т.п.
И все это теперь называется "патриотической литературой", мля, выпускается вполне легально московским издательством. Тут невольно начинаешь жалеть об отсутствии цензуры.

Нет в стране нормальной идеологии, соответственно и нормального воспитания для подрастающего поколения нет. Какая книжка первой в руки попалась, какой наставник достался - такие убеждения и получают. Поэтому у нас сейчас подрастают новые белые, красные, фашисты и прочая мудотень. Ничему история не научила. А значит все рано или поздно повторится по новой. И дай бог, если только как фарс, а не как новая трагедия.
Tags:


  • 1
Че-то КремльОрг подвис, так что не обессудь, цитану Павловского так:

Русская культура - это не культура русских. Это культура, изготовляющая русских. И это важное, очень важное свойство русской культуры. Оно проявилось сравнительно недавно. В старые времена, еще в России, людей не называли русскими. Кем был русский? Православным человеком, живущим в русской земле. Землю называли русской, а людей православными. И даже тогда не все были православными. Сегодня тем более. На русской земле есть самые разные люди, и внутри русской земли есть земли, которые народы называют своими - ну вот, татарская земля. Это никого не шокирует, ни русских, ни татар. Свою родину имеют разные этносы, малые и большие.

Открытость, восприимчивость русского человека содержат в себе некоторый риск. Сегодня любое меньшинство, используя институты глобализации, используя средства связи, медиа, может превратить свои проблемы в ваши проблемы, заставляя вас их решать, даже если вы не очень хотите этого. Эта проблема пока не решена, не решена и в мировом плане. В общем ее решение будет состоять в построении более интенсивных средств связи, работающих с малыми группами. В электронных медиа это будет связано с переходом на цифровые каналы, с объединением интернета и телевидения, причем, само телевидение перестанет быть средством вещания на всех, а станет исключительно секторным, работающим с теми или иными меньшинствами.

Русский, русская культура все равно превратят и эти медийные возможности в средства решения своей основной задачи. Я бы сказал, что центральная задача русской культуры - вырастить совершенную, если хотите, глобальную человеческую особь. Гражданина мира не в том смысле, что парень одинаково хорошо живет в 'Хилтоне' хоть в Бангкоке, хоть в Москве, хоть в Нью-Йорке, где принимают его кредитную карточку. Речь идет об изобретении русского культурного человека, который не будет требовать к себе какого-то отдельного уважения, но может на равных участвовать в построении нового мирового порядка, во что, собственно говоря, мы вступаем сейчас.

Вопрос: Почему российской государственности считают всего 15 лет?

ГП: Формально российский суверенитет был провозглашен 12 июня 1990 года, в 1991-м был избран президент, а в 1993-м провозглашена конституция. Больше 16 лет не получается. Россия была придумана в нынешнем виде как свободная страна, основанная на демократических институтах. Придумана, в общем, советской интеллигенцией. От правды не уйдешь, она придумана в Советском Союзе, это одно из советских изобретений. И я считаю - это хорошее изобретение. Вот Югославии нет, а мы есть.

Вопрос: Сколько нам еще осталось?

ГП: Это смотря кому. Мы не гадалки. Вас приучили газеты и политологи гадать, что будет на выборах, что будет в политике: Не надо гадать - надо драться, надо бороться. Хороший политик непредсказуем. Политика - это борьба за свои цели. Мы боремся за создание вечной России, вечной в обозримый, кончено, исторический период, одна-две тысячи лет. Трудно сказать, кто потом это проконтролирует.

Вопрос: Что вы думаете об угрозе Европе со стороны исламской цивилизации?

ГП: Европе угрожает не исламская цивилизация. Европе угрожает ее неспособность договориться со своими собственными внутренними исламскими, а иногда даже не исламскими, арабскими или вообще восточными меньшинствами. Здесь другая проблема. Цивилизации могут договориться. А когда одна культура выстраивает себя как жесткую, неспособную включать в себя других конструкцию, то другая начинает ее атаковать. Европейский Союз испытывает, на мой взгляд, те же проблемы, что и Советский Союз в каком-то отношении. Он пытается построить какую-то такую нацию, и тут появляются люди, которые заявляют: а мы не хотим быть европейцами; мы хотим жить здесь, но европейцами быть не хотим. И как с ними быть? А они ведь не ждут, у них есть свои средства, свои приемы. То есть, это не проблема исламской цивилизации. Проблема исламской цивилизации нас ждет завтра, потому что сегодня исламская цивилизация находится - может быть, к сожалению - в упадке. Терроризм - это признак ослабленного состояния цивилизации. То же самое было с русской цивилизацией в XIX веке, когда терроризм возник у нас.

Вопрос: Что делать с негативным отношением Запада к нашему государству?

ГП: Россию никогда не будут любить. Она не является соискательницей на звание самой любимой страны в мире, любимую жену США, мы не хотим этим быть, у нас нет такой задачи. Но есть здесь реальная проблема. Россия и русские в XXI веке находятся действительно в зоне риска, превращаются в нацию-мишень, на которую можно в грубой форме наехать или в мягкой, пошутить по поводу ее свойств. Это называется расизация. В ХХ веке такой функцией были евреи, до второй мировой войны антисемитизм был неприличным, но не считался особо опасным, что привело к известным последствиям, к холокосту. Это звучное слово, а смысл его состоит в том, что в какой-то момент все проблемы вешают на одну какую-то нацию. И эта нация с точки зрения большинства подлежит ликвидации. Есть тенденция, есть силы, заинтересованные, чтобы в XXI веке в этой роли оказались русские. Мы не дождемся, чтобы на Западе существовало изначально доброжелательное отношение к России. За исключением одного-единственного случая: если Россия будет воевать в качестве союзницы западных стран. В этом случае они будут нас приветствовать, но я думаю, это не та цена, которую мы хотим платить.

Вопрос: Не считаете ли вы нынешнее обострение отношений с Грузией вмешательством внешних сил и не считаете ли вы его следствием вмешательства России в события в Абхазии в 1992 году?

ГП: На второй вопрос легко ответить: не считаю. Потому что лучше вспомнить действия тогдашнего грузинского руководства по разрушению Союза. Они создали такое отношение к правительству Гамсахурдиа, что даже тогда, в начале 90-х, когда здоровый национализм был на крайне низком уровне, вы не нашли бы симпатий к этому руководству. Вмешательство на стороне Абхазии было совершенно естественным. Оно было спровоцировано политикой Грузии. Но бессмысленно обсуждать, кто раньше начал. Надо закончить.

Вопрос: Как вы относитесь к контролю государства над СМИ? Не является ли это наступлением на демократию?

ГП: То, что вы называете контролем государства над СМИ, я бы назвал системой недопущения перехвата основных инструментов современного государства малыми группами, сосредоточенными на своих групповых интересах. Это задача реальная, и приводит она к печальным последствиям, подобно фиксации гипса на поломанной ноге. Мы хотели бы более интересного телевидения, но не хотим, чтобы оно было скуплено - причем, теневым образом, как политический инструментарий - небольшой группой людей, которых я знавал в прошлом и, честно говоря, не доверил бы им не только телевидения, но и собственности помельче. Мы не хотим, чтобы телевидение было превращено в инструмент манипуляции нами, потому что, злоупотребляя масс-медиа, можно легко поднять любую истерию в стране.

Если хотите, Путин после того, как изгнал олигархов из сферы масс-медиа, заморозил ситуацию. Это привело к чрезмерному контролю со стороны сегодняшних администраций каналов. Фактически у нас ситуация, когда менеджеры превратились в собственников федеральных каналов и навязывают свои вкусы, а что еще хуже - свой бизнес в качестве мейнстрима аудитории национальных каналов. Мы вынуждены смотреть всякую лабуду. Это реальная проблема, но решить ее тем, что выставить эти активы на торги и предложить тем, кто захочет их покупать, не удастся, потому что реально контроль внутри этих каналов принадлежит не государству, не надо обольщаться. Он принадлежит достаточно сплоченным местным корпоративным мафиям, которые политически стерилизуют телевизионный эфир, демонстрируя свою лояльность, в обмен на полную свободу рук в бизнесе. Это меньшее политическое зло, чем олигархические манипуляции, но это тоже зло, и ему тоже придет конец.

Вопрос: В чем может состоять русская национальная идея?

ГП: Русская политическая культура постоянно что-то изобретает, и большое количество современных политических изобретений созданы именно ею. Например, само явление массовой политической партии - это открытие русской политической культуры, его не было до ленинизма. Идея, с которой мы боремся сегодня, - портативные революции, экспортируемые из страны в страну, - это русское политическое изобретение. Ну и идея союза наций - это изобретение русской политической культуры. Евросоюз, строго говоря, построен на идеях, выработанных в Советском Союзе, с учетом его ошибок. То есть, очень много вещей в современном мире, и мы этого не осознаем, являются русским политическим изобретением. Задача не в том, чтобы отстаивать свой приоритет, а в том, чтобы их использовать. Ялтинская система, то есть послевоенный мировой порядок, которому мы обязаны остатками мирной жизни, почти что дышит на ладан, вот-вот затонет. Но все-таки с 1945 года, при всех катастрофах, она обеспечивает общий мир, недопущение мировой войны. И это в значительной степени тоже русское изобретение.

Вопрос: Сохранит ли 'Единая Россия' доминирующее положение?

ГП: Я не могу объективно комментировать партийную тему, потому что работаю скорее с 'Единой Россией'. Думаю, что на будущих парламентских выборах она победит, то есть выйдет на первое место по сравнению с остальными партиями. Будем добиваться, чтобы она взяла большинство. А про другие партии я могу сказать то же самое, что про ВТО. Конечно, приятнее было бы, комфортнее без 'Справедливой России' и других партий. Но 'Единая Россия' и так ленива и неповоротлива, а становясь массовой партией, она становится такой гигантской неповоротливой тушей, что ее можно обгрызть с одного бока, а она даже не разглядит, что произошло. Поэтому полезны конкуренты. Особенно полезны конкуренты сильные. А сильные те, которые тоже борются за Путина, предлагают свою версию путинской философии. Путин - это политический хит. Партия, которая противопоставит себя Путину, не имеет шансов на большинство.

Вопрос : В чем, по-вашему, ошиблись реформаторы? Ведь они исходили из марксистского утверждения, что главное - нужный экономический базис:

ГП: Можно читать учебники и верить им, а можно читать и - думать. Второе называется аналитическим отношением и оно методологически более правильно, потому что оно создает для вас дистанцию и поиск других вариантов. А наши реформаторы, к сожалению, действительно длительное время верили в учебники, вначале в советские, а потом в западные. Они действительно верили в одну из главных ошибок исторического материализма, который на мой взгляд является не марксизмом, а издевательством над марксизмом (я марксист по образованию). Исторический материализм утверждал, что экономические отношения являются базой всех остальных, это полная ахинея, Маркс такого никогда не говорил. Вот эта вера в то, что можно построить экономику, а потом над ней надстроить государство, или, точнее, предоставить строить государство другим (Гайдар говорил: мы будем заниматься экономикой, а Борис Николаевич - государством), - привела к чудовищным последствиям. Это проявление колоссального невежества. Сегодня Гайдар, безусловно, извлек многие уроки, но - 15 лет спустя, и нам это уже не поможет. Был разрушен уникальный комплекс. Советскую цивилизацию уничтожили. Этого делать не следовало. Но это произошло, и мы живем в другом государстве.

Вопрос: Как России вести себя?

ГП: В условиях современного мира в общей форме легко сказать: надо максимально быстро стать конкурентоспособными на мировых рынках, найдя при этом те рынки, на которых не придется вставать в хвост очень длинной очереди. Одновременно, это очень важно, надо быть готовым к очередным силовым атакам извне, которые, увы, следует ждать не позднее второго десятилетия XXI века. Я говорю это не потому, что мы стремимся к войне, а потому что не вижу, каким образом смогут быть урегулированы международные отношения и выстроен тот или иной мировой правовой порядок без серии колоссальных войн, которые, скорее всего, могут иметь место во втором-третьем десятилетиях XXI века. К ним надо быть готовым. Идеальный вариант - оставить их за порогом, за границей. Удастся это или нет, я не знаю. Но конкурентоспособность сегодня, в элементарном смысле, в смысле торговли, товарном смысле - это задача number one.

Вопрос: Советский Союз противостоя на востоке США и Израилю, помогая арабским странам. Сейчас Россия укрепляет свои позиции в мире, в частности, поддерживает Иран. Будет ли новая 'холодная война' с Россией и военная развязка в Иране?

ГП: Здесь много натяжек. Советский Союз действительно помогал арабским странам, и результат этой помощи близок к нулю. Потому что когда у Советского Союза появились проблемы, мы не получили помощи у стран, которым мы помогали. Я это ясно помню, без обид, но я помню. Что касается Ирана, мы ему не помогаем в военном смысле, а торгуем. Вопрос в другом. Мы заинтересованы в попытках Израиля и США ликвидировать иранское государство, как это случилось с Ираком? Нет, не заинтересованы. Нам не нужна война у дверей Кавказа. Стабильность Ирана, какая она ни есть, играет свою роль в региональной стабильности. Но ядерный Иран нам не нужен тем более. Поэтому наша задача - не допустить ядерного вооружения Ирана и военных действий против него США и Израиля.

Уфф... Я с работы, устал как собака и заодно на дозорном с админом пересрался.
Как-нибудь на выходных повнимательнее ознакомлюсь, лады?))

Ну куда ж я денусь, на выходных так на выходных...

  • 1