Ёханый крокодилъ (zhizd) wrote,
Ёханый крокодилъ
zhizd

Инквизиторское

Половину этих выходных проинквизиторствовал в буквальном смысле этого слова - из-за внезапно случившегося в доме стихийного ремонта перебирал содержимое книжного шкафа. На выброс набралось четыре мешка макулатуры.
Первым делом в мешок отправился архив "Роман-газеты" за 80-е годы и журнала "Смена" за 90-е. Мелькнула было мысль, покопаться в стопках роман-газеты, там на десяток выпусков барахла попадалось что-то путевое, помню была "Лунная радуга" Павлова, что-то про Штирлица Юлиана Семенова, но божество "Анунах" взяло свое, и все отправилось в мешки оптом.
Архив журнала "Вокруг Света" за 80-е и начало 90-х выбрасывать задушила жаба, может полистаю как-нибудь.

Книги.
"Детские годы Володи Ульянова" - на обороте титульного листа подписано - Ученику 1-го класса Диме ...ву за отличную учебу и примерное поведение.
"Сборник стихов и рассказов о Ленине" - с соответствующей подписью "Ученику 2-го класса"
"Юношеские годы Володи Ульянова" - к третьему классу)
К счастью то ли потом учеба и поведение стало недостаточно примерными, то ли перестройка наступила, школа перестала заниматься хреновней и избавила меня от последующих подарков.
Кстати, подписанные книги выбрасывать не стал, не хочется чтобы какой-нибудь бомжик, отапливаясь ими, глумился над подписями...
Зато томик "Краткая биография В.И. Ленина" на 200 страницах отправился ф топку в мешок без разговоров.

Туда же отправились штук 20 производственных романов 60-70-х годов. Вот стандартная аннотация одного из них: Ведущее место в творчестве автора занимает тема рабочего класса. Жизни и труду рабочих посвящены повести и рассказы. Роман "Вдова" отражает типическую для нашего времени историю женщины-работницы. Главная героиня романа Даша Родионова в годы первой пятилетки приезжает из деревни строить завод и на всю жизнь связывает с ним свою судьбу.
Тиражи поражают... От 100 тыщ экземпляров. Ё-моё, неужели кому-то интересно это было читать (да и писать тоже)?
Далее в мешок отправился десяток опусов национальных авторов. В романах великих узбекских, таджикских, калмыкских, чукотских и еще хрен знает каких писателей рассказывалось, как их национальные герои занимались строительством коммунизма, однако.

Дошел до классики. Толстого не люблю, но выбрасывать четыре томика "Войны и мира" рука не поднялась. Сказать кому - запозорят, ведь. Пусть лежат на дальней полке. Салтыкова-Щедрина к нему до кучи. И Куприна тоже. Есенин, ага пусть будет. Юлия Друнина - остается. Хорошие стихи поэтесса писала, проникновенные, про войну, о которой знала непонаслышке. Войну прошла, а в 91-м, глядя на начавшийся бардак, застрелилась... Гюго, Дюма -остаются конечно же.

Бунин. 6 томов, хрен знает про что. В советские времена был запрещен, в начале 90-х его тут же естессно напечатали, бросились читать: почитали, мдя... а и правильно эту муть запрещали. Мне, бля, потомственному сыну советского офицера и служащей, бывшему пионеру и комсомольцу) какое-то нытье про разоренные дворянские гнезда впаривают. Ладно, пусть стоит, оформление у книг красивое.
С мстительной радостью выкинул Андрея Платонова - "Чевергур" и "Котлован", еще со школы оставили тягучее воспоминание, как мне было нужно писать по ним сочинение, и я через силу, месяц маялся этими книгами, от которых под конец уже откровенно тошнило.

"Милый другЪ" Ги де Мопассан. Издание 189 хрен знает какого-то года... Еще с "ятями" и прочими архаизмами. Единственная книга в библиотеке с тех времен. Надо же, несколько войн и революций прошла и сохранилась.На последней странице, полустершимся карандашом, девичьим почерком выведена видимо цитата: Если оскорбление может убить любовь, значит самолюбие было сильнее любви. Мда... Эту книгу мне конечно не читать, но и, само собой, не выбрасывать.

"Политэкономия", 1974 года выпуска - в мешок. Какие-то расчетные таблицы - туда же. Филосовия, 2000 года выпуска - пусть будет.
Сборник рассказов о любви - в мешок. "Поднятую целину" Шолохова, немного поколебавшись, тоже выбросил. Невовремя проснувшуюся совесть успокоил торжественным выбросом "Звездной мести" и "Бойни" Юрия Петухова.

Когда вытаскивал первый мешок, мелькнула мысль - "Путевые люди пустые бутылки так выносят, гы". На последнем подумалось - а ведь пол жизни уже прошло. А может быть и больше...
Tags: Лит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments