Ёханый крокодилъ (zhizd) wrote,
Ёханый крокодилъ
zhizd

Протопейсательница)

Тихонько пробрался на форум Кураева. Хожу на цыпочках, никого не трогаю, чтоб не поперли раньше времени. Просто читаю и наслаждаюсь некоторыми оборотами и отжигами.

В частности, в разделе, посвященном литературе читаю такую, ну если так можно сказать рецензию:

Уважаемые любители юмора и фильмов Леонида Гайдая! Хочу предложить вашему вниманию новую и необычную и интересную для вас литературу - это книги Лидии Чарской.
Вы непредставляете, какие это интересные и увлекательные для вас книги - в них столько юмора, чудес и приключений, что просто зачитаешься.
Так что мой вам совет - не смотрите фильмы Леонида Гайдая, а читайте книги Лидии Чарской.

Герои Чарской не сотрудничают с КГБ, а помогают и получают помощь только Российского Императора и его спецслужб.


Хы. Впечатлился призывом "сменить Гайдая на Чарскую" (никогда не любил агрессивную рекламу, советующую от чего-то отказываться в пользу рекламируемого товара), ну и конечно особенно доставило упоминание про расово верную помощь, ага.
Как-то не доводилось слышать имени Чарской, заинтересовался. Оказалось - тетка, жившая в начале прошлого века, еще при государе-императоре, ну а потом, невольно и при большевиках пришлось.
Как я понял, среди ее героев тоже в основном дети были. Сам я ее книги, сами понимаете, не читал, зато пробежал глазами критику, которой лихо прошелся небезызвестный детский писатель Корней Чуковский.

Пробегаю воспалёнными глазами по этим огнедышащим книгам и натыкаюсь на такую страницу: маленькая девочка, калека, упала пред подругой на колени, целует ей руки, ноги и шепчет, истерически дрожа:
«Я злодейка пред тобою, а ты… ты — святая. Я поклоняюсь тебе!»

Чтобы успокоиться, беру другую книгу под безмятежным заглавием «Счастливчик». Но и в ней я с ужасом читаю, как этот самый Счастливчик падает пред кем-то на колени и лепечет, истерически дрожа:
«О, прогоните же меня, прогоните! Я не стою вашей ласки!» <…>

Я волнуюсь, я мучаюсь, но в новой книжке — «Щелчок» — маленький мальчик опять целует у кого-то сапоги, умоляя:
«Исхлещи меня кнутом до полусмерти!» <…>

И мне становится легче: я с отрадой начинаю замечать, что мазохическое лобызание рук и ног — самое обычное занятие у этих малолетник истериков. <…>

Я увидел, что истерика у Чарской ежедневная, регулярная, «от трёх до семи с половиною». Не истерика, а скорее гимнастика. Так о чём же мне, скажите, беспокоиться! Она так набила руку на этих обмороках, корчах, конвульсиях, что изготовляет их целыми партиями (словно папиросы набивает); судорога — её ремесло, надрыв — её постоянная профессия, и один и тот же «ужас» она аккуратно фабрикует десятки и сотни раз. И мне даже стало казаться, что никакой Чарской нет на свете, а просто — в редакции «Задушевного слова», где-нибудь в потайном шкафу, имеется заводной аппаратик с дюжиной маленьких кнопочек, и над каждой кнопочкой надпись: «Ужас», «Обморок», «Болезнь», «Истерика», «Злодейство», «Геройство», «Подвиг», — и что какой-нибудь сонный мужчина, хотя бы служитель редакции, по вторникам и по субботам засучит рукава, подойдёт к аппаратику, защёлкает кнопками, и через два или три часа готова новая вдохновенная повесть, азартная, вулканически-бурная, — и, рыдая над её страницами, кто же из детей догадается, что здесь ни малейшего участия души, а всё винтики, пружинки, колесики!..


Ну в общем, без комментариев) Хотя кстати, тот же Чуковский вроде бы помог пейсательнице с пенсией, чисто из человеческого сострадания видимо.
Tags: Лит, Хы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments