?

Log in

No account? Create an account
ком

zhizd


Для неслужебного пользования


Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
ком
zhizd
Фильмы о войне выходят так часто, что чуть ли не каждую неделю можно о них писать)
Отсмотрел сразу два фильма - "Снайпер" белорусского производства, с Дмитрием Певцовым в главной роли и "Приказано уничтожить. Операция "китайская шкатулка".

Белорусский фильм ничего особенного не представляет, без особых глупостей, но и не блещет чем-то оригинальным. Наши снайперы схватились с ихними снайперами и конечно же победили, хотя и ценой больших потерь. Здесь же, становящийся уже хрестоматийным образ говнистого особиста, как же без него.
Из заинтересовавшего - в начале фильма есть сцена в Сталинграде, где группа снайперов из 9 человек останавливает наступление немецкого полка, выбив его командиров, унтер-офицеров и самых шустрых зольдатен. Интересно, было ли что-либо подобное в реальности.

Второй фильм намного интереснее, и даже не лишен некоторой философии и интересных мыслей, например:

"С Запада пришли люди, которые верят, что человек - такое же животное, как и все твари. Животные борются за жизнь с другими видами тварей. А себя они относят к лучшему виду. Поэтому они сильные, сильные верой своей. Они же говорят, что вы - русские, украинцы, белорусы, евреи, грузины, татары - вы все должны ненавидеть друг друга. И многие верят, потому что в человеке действительно очень много животного.
А здесь, у нас, живут люди, которые действительно верят, что каждый человек имеет право на счастье. И они тоже сильны своей верой. Так вот, эта война - решает каким быть человеку в ближайшие сто, двести, тысячу лет. Как решим так и будет".

К сожалению, ради неожиданного поворота сюжета, эта мысль практически перечеркивается авторами фильма, а жаль, очень жаль. Может быть, лучше бы сюжет чуть-чуть попроще, но фильм чуть-чуть поидейнее, чем наоборот.

И еще диалог из фильма, тоже запомнилось:

- Я же восхищалась тобой, я же думала, что ты герой. Мне же сказали, что ты всю жизнь сражался с большевиками, что ты воин, мужчина...
- Дааа... Ты хочешь знать, как я сражался? Знаешь, графиня, как за свободу воюют? Вывозят в лес семьями - женщины, дети, старики - неважно. Пятерых на колени, пулю в затылок - следующий. Еще пятерых на колени!!! Пулю в затылок, еще пятерых!... Знаешь, что делается с "героями"? Сначала вообще не понимаешь, как такое вообще может быть, а потом понимаешь: человек - вонючее быдло. Просто работа: на колени, в затылок, следующий... Ничего не запоминаешь. Все стирается сразу...
Один момент помню: пацаненок лет шести, очень громко плакал. Офицеру надоело, бах в голову, ногой в яму. И сразу тихо... Только фельдфебель затем упал - хреново стало. Спиртом отпаивали. А потом ночью он орал: "Мы проиграем эту войну! Мы должны ее проиграть, потому что если мы победим - нет Бога на свете!".
Tags: ,


  • 1
>Из заинтересовавшего - в начале фильма есть сцена в Сталинграде, где группа >снайперов из 9 человек останавливает наступление немецкого полка, выбив его >командиров, унтер-офицеров и самых шустрых зольдатен. Интересно, было ли что-либо >подобное в реальности.

было, так называемая коллективная охота. Было организованна снайпером Василием Зайцевым в Сталинграде, на ней его и контузило вплоть до временной потери зрения.
Поищи его мемуары "за волгой для нас земли не было"

Спасибо. Кстати, по фильму, у главного героя, командира снайперской группы, которого играет Певцов, тоже портится зрение после контузии. Видимо некоторые мотивы его биографии в фильме присутствуют.

Выполняя задачу командира дивизии Николая Филипповича Батюка – сорвать атаку противника на позиции правофлангового полка, – наша группа снайперов применила неожиданную для врага тактику. Заранее зная направление атаки, мы решили взять под прицел в первую очередь командные и наблюдательные пункты противника. Тринадцать снайперских винтовок, тринадцать пар глаз, вооруженных оптическими прицелами, взяли под контроль с разных точек наиболее привлекательные для рекогносцировки пункты в глубине боевых порядков противника. Групповая охота. Смысл ее заключался в том, чтобы еще до начала наступления обезглавить роты и батальоны противника. Расчет был прост: выйдут гитлеровские офицеры на последний осмотр полосы наступления – посылай им положенную долю свинца. Выскочил какой-то храбрец вперед, чтобы увлечь за собой солдат, – не медли, прошивай ему голову! Обозначился где-то успех противника – поворачивай все тринадцать снайперок в ту сторону и срезай сначала офицеров, а потом кого придется, чтоб никому неповадно было перешагивать этот рубеж, чтоб знали: здесь – только смерть
Короче говоря, групповой снайперский огонь рассеянного и концентрированного веера – так это называлось у нас – ослеплял командные пункты врага и пресекал развитие его успеха в самом начале.
Наш план удался, как говорится, по всем статьям. С рассветом, перед началом наступления, на командных и наблюдательных пунктах противника заблестели окуляры биноклей, замелькали кокарды и каски Немецкие офицеры вглядывались в нашу сторону. Но они не учли, что на фоне уходящей мглы превращаются в блестящие мишени. В общем, еще до начала атаки я израсходовал две обоймы, Николай Куликов – две, Виктор Медведев – три; остальные тоже не зевали.
Но атака все же началась. Кто-то с далекого командного пункта, до которого не доставали наши пули, гнал немецких солдат на гибель. Наши пулеметчики, стрелки, артиллеристы отрезали им пути отхода, прижали к земле. Мне даже показалось, что они ждут лишь момента, чтобы поднять руки. И тут черт дернул меня отличиться в захвате пленных. «Черт» – это тот самый боевой азарт, который порой затмевает разум…
Выскочил я из своей стрелковой ячейки, дал желтую ракету – сигнал своим: «переносить огонь вглубь» – и бегу туда, где, казалось, ждут нас, чтобы сдаться в плен, немецкие солдаты. Бегу, размахиваю руками, дескать, вот я, идите ко мне с поднятыми руками! Действительно, поднялось несколько немцев. И в этот момент зарычал «ишак» – немецкий шестиствольный миномет. По своим, гады, дали залп осколочными шестипудовыми минами. Одна из этих «дур» летела прямо на меня. Я видел, как она переворачивалась в воздухе. Кто бы мог подумать, что, немецкие минометчики будут бить по своим пехотинцам! А я даже не хотел припадать к земле, чтобы не уронить себя перед немцами. Мина упала от меня метрах в тридцати, подпрыгнула – и взрыв! По лицу хлестнул горячий, с огненными осколками, воздух – и сразу к глазам прилипла густая, вязкая темнота. Прилипла – с колючей болью в роговицах, с огнем, прожигающим мозг до самого затылка, и тошнота, тоже липучая и неотступная.

кетайское шкатулко этим своим неожиданным поворотом доказало свою полную бездуховность. Ну это щас модно.

  • 1