Ёханый крокодилъ (zhizd) wrote,
Ёханый крокодилъ
zhizd

"Плохо не то, что человек смертен, а то, что он внезапно смертен" (с) - Булгаков

Осознание гипотетической смертности, своей и своих близких приходит к человеку рано, уже годам к 7, а то и раньше. Но все это ерунда, по сравнению с реальным знакомством с нею, когда умирает или погибает кто-то из родных или друзей. (Молодой) человек, у которого еще никто никогда не умирал отличается от человека, пережившего смерть близких примерно так же, как отличается тот, кому никогда не доводилось жостко получать в морду, от того, кому уже хотя бы разок как следует отсыпали в будку. У них принципиально разный угол зрения на все, что происходит вокруг, основанный на лично пережитой (или не пережитой) реакции окружающего мира.
Иногда вместо смерти может быть лично пережитая тяжелая болезнь, это тоже способствует осознанию зыбкости субъективного бытия и вообще всего, что в детстве казалось незыблемым.

Именно поэтому большинство 18-летних еще бесшабашны (иногда даже безбашенны) и ведут себя так, как будто они будут жить вечно, но где-то уже после 30, когда начинают уходить те, кого знал всю жизнь, мало кто способен сохранить юношескую непосредственность и беззаботность. В юнности не понимал, почему матери не спится, когда меня носило на ночные гулянки, хотя и осознавал конечно, что она переживает, но искренне считал это глупостями, ведь со мной ничего не могло случиться, хех.

Однако, все же это тот опыт, который не столько полезен, сколько обременителен. Все-таки намного легче жить без страха за своих близких. Чем позже он приходит, тем человек счастливее, наверное.

ЗЫ. Чото я много рефлексирую в последнее время)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments