Ёханый крокодилъ (zhizd) wrote,
Ёханый крокодилъ
zhizd

Category:

Про бессмысленность борьбы с системой, армейский маразм и пути его обхода

Во время своей службы в штабе дивизии подводных крейсеров имел возможность наблюдать и даже лично участвовать в интереснейшем социальном явлении, самоорганизовавшемся на почве взаимовыгодного сотрудничества офицеров-подводников и пары штабных матросов-срочников.
Заключалось оно в следующем.

В целях укрепления дициплины в дивизии вошло в моду каждую неделю выпускать приказы "Об уеблении личного состава" (назывался он немножко не так конечно, но так смысл передается наиболее точно). В нем печатался список младших офицеров, по каким-то причинам вызвавшим порицание командования. А такое случалось по самым ерундовым поводам, скажем если офицер заступал в патруль и у кого-то из его матросов на разводе оказывались грязными ботинки или недостаточно белой подшивка на воротнике (а попробуй по крайнему северу добраться из казармы до штаба дивизии не запачкав ботинки), он попадал в этот список.

Короче каждую неделю по дивизии набиралось десятка два таких несчастливцев. Старший помощник начальника штаба (СПНШ) сначала лично назначал каждому взыскание, но быстро задолбался, махнул рукой и сказал что пишите там сами, что хотите. А сам разбирался только по особым случаям, типа драки с патрулем или если звание уебляемого оказывалось достаточно большим.
Ну а мы с напарником раздавали "подарочки" лейтенантам и каплеям - кому выговор, кому ваапще строгач.
А фишка была в том, что эти выговоры были не пустыми словами, а отмечались в финчасти, в итоге офицеров лишали каких-то надбавок. За выговор 25%, за строгий выговор - 50%. Причем проценты суммировались, то бишь схватив несколько выговоров можно было попасть на неплохие бабки.

В итоге система назначения выговоров была следующей - если фамилия офицера была незнакомой, то напротив нее писали "выговор". Если офицер был знакомым и отношения с ним хорошие (а практически все офицеры заступали распорядительными дежурными по штабу, так что знали конечно не всю дивизию, но очень многих), то ему писали "строго указать" - в отличии от выговора это были только слова, на деньги не влиявшие. Ну и если офицер строил из себя крутого и строгого командира, выпендривался перед матросами, то ему соответственно лепили строгача :)

А к каждому празднику выходил приказ о награждении. Кому благодарность, а кому снять ранее наложенное взыскание. То бишь все эти выговоры можно было отменить. Фамилии тех, кто подсуетился и с блоком хороших сигарет или сгущенкой подрулил к матросам, впечатывались в приказ, и после подписания его комдивом и начальником штаба он вступал в законную силу. На моей памяти никогда не было, чтобы чью-то фамилию кто-то из них вычеркнул.

Более того, изредка даже практиковалась допечатка фамилий в уже подписанный приказ, что конечно было уже реальным нарушением, но и даже на это смотрели сквозь пальцы. Достаточно было вечером подсунуть СПНШ выписку из приказа о снятии взыскания в пачке других документов, он ее не глядя подписывал, ставил печать и довольный офицер тащил ее в финчасть, а довольные матросы всей штабной командой курили L&M и до коллективного поноса жрали сгущенку.

Задним числом я уже понимаю, что это не командование было таким слепым, что в упор не видело всех этих махинаций, просто они отлично компенсировали официальный флотский маразм с бесконечными наказаниями, и поэтому не пресекались.

Но однажды эта система взаимовыгодного сотрудничества не сработала.

Одну из частей, лодка которой находилась в отстое, сделали своего рода дивизионным штрафбатом. В этот экипаж "ссылали" всех матросов, которым доверять что-то серьезнее лопаты было опасным как для них, так и для окружающих. Использовали их исключительно на расчистке пирсов от снега, больше ни для чего они были не пригоды. Зато имущество было целым и сами они относительно тоже, никого не убили и сами не поубивались. Но в итоге банда подобралась та еще, одна половина в темпе зачморила другую, ни дня в экипаже не проходило без драк, попоек, самоходов или других залетов. Количество ЧП в экипаже было сравнимо с их количеством по всей остальной дивизии.

Естественно крайним оставался замполит этой части. Несчастный офицер был чемпионом девизии по уеблениям, вообще не получал никаких премий, лишался всего, чего только можно было лишить и считал это несправедливым, ведь он честно отдувался за всю дивизию. Ему бы по тихому подойти к штабным матросам и вопрос был бы решен, но он поперся качать права сразу к комдиву и естественно был им вздрючен и взъеблен. Взъерошенный каплей, не найдя правды, принялся строчить рапорты в штаб флотилии и даже вроде Северного флота. На пришедшие в дивизию бумаги взбешеный жалобщиком комдив лично приказал отписать весь список произошедших в части происшествий, на бумаге ведь не указывалось, что личный состав собран особенно одаренным, по ней выходило что это нерадивый офицер завалил всю работу с личным составом. Таким образом он еще и виноватым оказался. А когда, по чьему-то доброму совету попытался подойти к матросам, уже сделать было ничего нельзя, его дело было у комдива на виду, и снимать втихую его взыскания было весьма глупым и чреватым занятием.

Мораль сей басни такова: бесполезно плевать в вышестоящее начальство, это примерно так же как и в потолок - все равно не доплюнешь, только назад всё упадет. Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет.
Tags: ВМФ, Мдя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments