Ёханый крокодилъ (zhizd) wrote,
Ёханый крокодилъ
zhizd

Навеяно сисадминским стоном в френд-ленте про потных офисных девушек, от запаха которых (цытирую) "слезятся глаза, уши и плачет сфинктер".

Вспомнилась служба на доблестном Северном флоте. Первый год. Алсо, штаб дивизии атомных подводных стратегических крейсеров, которые на страх агрессору бороздят просторы вселенной Атлантику. Сам штаб расположен тоже не абы как, а на плавказарме - большой такой пятипалубной барже, навсегда причалевшей к пирсу в крупной базе подводников. Теплое штабное место, которое позволяло держать себя на равных с офицерами, иметь скромный но приятный гешефт, лычки на погоны и два отпуска домой - все это будет на втором году. А пока - работа в стиле "принеси-подай, пошел на хер, не мешай" с 6 утра до часу ночи, затрещины от годков-старослужащих за недостаточную расторопность и она самая - приборка в корабельном гальюне (сортире то бишь).

Как однажды написал бывший подводник и нынешний писатель Александр Покровский: "Тема говна на флоте неисчерпаема". Вот на эту тему дальше и поговорим, нервным и брезгливым товарищам а также гражданам со слабым сфинктером под кат лучше не лезть. Я пердупердил если чо)

На корабле, пусть даже дальнее плаванье ему не грозит, унитазов в классическом понимании этого девайса нет. Точнее, на пассажирских лайнерах наверняка и такие имеются, но военное судно рассчитано на суровых людей, которые срать ходят прямо с борта привыкли мужественно терпеть и вообще не срать тяготы и лишения военной службы. Вместо унитазов установлены дучки. В отличии от обычного унитаза она имеет примерно в два раза больший объем, оснащается небольшим пъедесталом на который взгромождается морячок, принимает позу горного орла и в нее опорожняется.

Слива в дучке нет. Поэтому, подтершись, военный моряк натягивает форменное сукно на свою обросшую ракушками задницу и убывает по делам службы, оставив содержимое своих внутренних органов свободно покоиться в дучке. Затем в нее садится следующий. Второй... Третий... Еще уйма народу просто посцать заскочит. Короче, к вечеру набиралась полная дучка, иногда даже с горочкой слегка разбавленная сцаньем.

После ужина начиналась время приборки. Приборка в гальюне, помимо мытья палубы заключалась в утаптывании всего за день насранного в глубины корабельной канализации. Для этого использовался самодельный вантуз - палка с резинкой на конце. Кстате, редкий артефакт по северным меркам - поскольку там выше колена ничего никогда не росло, то палку по спецзаказу приперли откуда-то из средней полосы и ее было положено хранить почти как знамя дивизии, чтоб не стырил какой-нибудь не в меру хозяйственный мичман.

Итак, после ужина, йа переодевался в грязную робу, закуривал сигаретку (без нее никак), вооружался прокачкой и начинал толочь то, что насрали за день. Почему-то при этом процессе мне всегда вспоминалась поцреотичная песТня, которую мы запевали в школе:
Запах тополиный и сиреневый
Над Москвою майскою поплыыыыл...


По палубе реально расплывался ядреный духан потревоженных военно-морских какашек. Через переборку находилась рубка распорядительного дежурного, где сидели дежурные по штабу офицер с мичманом. Бедные воины, неждавшие такого западла, начинали авральные работы по герметизации помещения, пытаясь заткнуть все щели журналами и шинелями, но безуспешно. Непобедимый, как наша рабоче-крестьянская армия, запах говна расплывался по всем палубам, и тут в самый апофеоз, раздавалась команда - "СМИРРРНОО!!!".
Ага, это командир дивизии домой собрался. Хехе.
- Опять у вас тут говном воняет! - раздавался адмиральский рык.
- Немедленно устраняем, товарищ комдив! - убитым голосом рапортовал несчастный дежурный, которому пришлось вылезать из только что наконец закупоренной дежурки.
- ЗАСРРРАНЦЫ!!! - напоследок рычал адмирал и убывал домой.

- Сцуууууукоооо, диверсааааант, расстрелять бы тебя - через стенку сообщал мне вздрюкнутый комдивом лейтенант или старлей.
- А я чо, тащщ лейтенант, я обязанности исполняю!
- Вот комдив когда уедет, тогда и исполняй!
- А он, пока я не начинаю убираться, не уезжает!
В самом деле, то ли комдив по запаху говна ориентировался, что домой пора, то ли совпадало так - когда по каким-то причинам приборка откладывалась, комдив тоже задерживался.

Минут через 20, после того как какашки наконец то убирались в канализацию, каждая опустевшая дучка (их кстате две было) щедро - по половине трехлитровой банке засыпалась хлоркой. Это была маленькая законная мстя за перенесенные "тяготы и лишения". Первый воин, который садился на дучку, обливался горючими слезами из-за едких испарений хлорки, вылезая с нее натурально зареванным и охреневшим. Из-за этого все, насколько это было возможно конечно, старались уступить честь обновления девайса кому-нибудь еще, поэтому первые пару часов они стояли чистыми)

Вот такая была ежедневная приборка. По субботам палуба в сортире мылась с мылом, а однажды, после залета с водкой, пришлось его сверху донизу вымыть.
Зато, после армейской закалки, никакой духан с ног уже не сшибал. Так, разве что глаза малость режет, вот и всё)
Tags: ВМФ, Хы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →