Ёханый крокодилъ (zhizd) wrote,
Ёханый крокодилъ
zhizd

Дураки и герои



Валетов офигителен. Третью часть цикла "Ничья земля" (ГГ шароебится по большой Зоне, в которую превратилась половина Украины, время от времени повествование возвращается к политическим интригам, в которых он крутился до катастрофы), можно драть на цитаты о политике. Благо альтернативные режимы, правящие Россией и Украиной в его книгах имеют много общего с реальными.

Из умом непознаваемого: роман, изданный в серии "Боевая фантастика" стоит 120 рублей, а то же самое, но в "сталкерском оформлении" Mortal Zone - целых 200. На Ozone есть и то, и другое.

Впрочем, вернемся к цитатам. Собственноручноиздранное:
------------------------------------------
...Народу все равно. Ему плевать на то, кто наверху, если холодильники наполнены. Демократии отлично приживаются только в сытых странах. Для голодных больше подходит диктатура. Она, знаешь ли, создает иллюзию справедливости и при этом не влияет на перераспределение благ. Когда недовольные валят лес, у тех, кто остался на воле, есть больше оснований этой свободой наслаждаться. А отбери у них наглядный пример того, к чему может привести недовольство, и получишь не процветание, а хаос и анархию.

Страной ты управляешь или колонией из нескольких сотен человек – в период большой смуты плюрализм недопустим. Главное – не скатиться к тупому террору, естественно, по отношению к своим. А вот по отношению к чужим допустимо все. Тут ни у кого не должно быть сомнений. ...Сильная рука, безжалостный к чужакам лидер – это необходимо для выживания. Остается выяснить одно: когда человек, наделенный властью казнить и миловать, перестанет отличать своих от чужих?

– Знаешь, чем больше я узнаю всех вас (политиков), тем больше задумываюсь о том, что была бы рядом со мной сотня моих бывших коллег (спецназа) – и у этой страны было бы другое будущее. И ни хрена вы бы с этим поделать не смогли.
– А народу, – ответил Блинов с той же едкой интонацией, – на все эти перестановки было бы плевать. Зато народу не плевать на то, сколько стоит хлеб, водка, пиво и мясо с маслом. А для того, чтобы у народа все это было, для того, чтобы обычный люмпен, которого в любом городе абсолютное большинство, чувствовал себя счастливым и этой жизнью не обиженным, все это должен кто-то произвести, привезти и продать. И продать не за очень большие деньги! А ты и сотня твоих коллег чем-нибудь, кроме бронетехники, управлять умеет? Так сообщаю тебе, Миша, что ты с твоей сотней коллег моментально ввергнете всю страну в голод и хаос и той самой бронетехникой, которой вы так ловко управляете, будете давить народ на улицах. Потому что деваться вам будет некуда!

Дело в том, что власть можно взять. Это классика – помнишь: телефон, телеграф, вокзал – и власть твоя! Но вот для того, чтобы ее удержать, возбужденной толпы и энтузиазма маловато. Тут надо нечто большее…Не будь того поражения, и мы бы никогда не поняли, как много зависит от слов. От ласковых слов. От обещаний, которые надо вовремя дать, но вовсе не обязательно вовремя выполнять.

Хрен редьки не слаще. Ты думаешь, мы с твоими шефами враги? Это мы в сессионном зале – враги, да на телешоу. Чтобы людям было проще определиться, чье имя выкрикивать. А так, по жизни… Мы едим в одних ресторанах, живем в одних домах, отдыхаем в одних санаториях и отелях. У нас общие парикмахеры, массажисты, дантисты. Мы пишем проекты законов в одних подкомитетах, только при этом мои коллеги лоббируют интересы одних уважаемых людей, а мы – других, но не менее уважаемых.

Люди редко знают причины провалов, но зато хорошо видят последствия. Я бы даже сказал так – людей редко интересуют причины.
– Я бы продолжил: Люди редко замечают и последствия, если они не касаются их лично.

Последствия у вспышек патриотизма всегда одни: после того, как они гаснут, выясняется, что кто-то хорошо нагрел на этом руки.

Вы правы, господа! У нас тут действительно нарождается тоталитаризм. И иначе нельзя – потому, что в этой стране от края до края девять часовых поясов и на большей ее части нет ни железных дорог, ни шоссе. Там, где до соседней деревни три часа вертолетом, любая, даже самая извращенная форма демократии, воспринимается людьми, как слабость власти. Неживший в России никогда не поймет любви к хозяйскому сапогу на горле. Зато тот, кто жил, хорошо знает, что власть всегда оказывается далеко от места, где она нужна именно в этот момент. Всегда далеко. Даже в пределах кольцевой дороги. Если подданные не ощущают себя под давлением власти ежедневно и еженощно – это значит, что для них просто ее нет! А отсутствие централизованной власти никогда не называлось демократией, оно всегда называлось простым словом – бардак!
Tags: Лит, Политика, Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments