Ёханый крокодилъ (zhizd) wrote,
Ёханый крокодилъ
zhizd

12 лет назад состялось захоронение останков Николая II и членов его семьи. А спустя два года вся эта семейка была канонизирована православной церковью.
Не знаю, о чем могут православные молить "мученика", ставшего непосредственным виновником гибели и мук миллионов людей, разорения ввереной ему страны.

Грех Николая был настолько велик, что собственной крови царя не хватило, чтобы смыть его, понадобилась кровь всей его семьи. Если существуют Бог и дьявол, если сущесвуют рай и ад, Николай Кровавый несомненно сейчас пребывает в последнем, обреченный на вечные мучения. А его земное прославление - это лишь политическая акция, ставшая позором для православной церкви.

Отношение современников к царю, легко просиравшему все полимеры и казнившего своих подданых, тоже было далеко не всегда восторженным.
Стихотворение, ставшее песней, о 19 матросах - участниках Кронштадтского восстания 20 июля 1906, расстрелянных на расвете 21 сентября на батарее "Литке". Трупы уложили в мешки, погрузили на пароход и сбросили в Финский залив у Толбухина маяка. Через несколько дней их прибило к берегу возле царского дворца в Петергофе.

Трупы блуждают в морской ширине,
Плещут волнами зелеными.
Связаны руки локтями к спине,
Лица покрыты мешками солеными...

Черною кровью запачкан мундир, -
Это матросы кронштадтские,
Сердце им пули пробили солдатские,
В воду их бросить велел командир.

В сером тумане кайма берегов,
Низкой грядою рисуется.
Там над водою спокойно красуется
Царский дворец - Петергоф.

"Где же ты, царь? Покажись, выходи
К нам из-под крепкой охраны!
Видишь, какие кровавые раны
В каждой зияют груди?

Полно, не бойся, ведь ты наш отец,
Мы - твои верные дети.
Хлеба просили - ты дал нам свинец,
Были нам лаской родительской...плети.

Пусть мы расстреляны, в воду мы брошены, -
Будем присягу хранить до конца.
Снова на службу пришли мы непрошены,
Стражу пришли мы сменить у дворца.

Поступью мерной взойдем на крыльцо,
В пышную спальню войдем мы дозором,
Будем глядеть тебе молча в лицо
Мертвым, невидящим взором.

Будем к постели твоей простирать
Мокрые, длинные, синие руки.
Будем рассказывать смертные муки...
Слушай прилежно, учись умирать!

Целую ночь не уйдем мы с поста.
Близко мы станем, лицо к изголовью...
Нашей застывшею черною кровью
Знак мы наложим тебе на уста.

Будем к тебе приходить каждый день,
Те же вести неотвязные речи.
Мы тебе саван накинем на плечи, -
Ты на порфиру наш саван одень".

Трупы плывут через Финский залив,
Серым туманом повитый.
Царь Николай, выходи на призыв
С мертвой беседовать свитой!

Tags: Мысля, Политика, Религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments